Адонис очень нежный и милый

Поэзия » Венера и Адонис

Его милости Генри Райотсли,
герцогу Соутемптону,
барону Тичфильду.

Я сознаю, что поступаю очень дерзновенно, посвящая мои слабые строки вашей милости, и что свет меня осудит за соискание столь сильной опоры, когда моя ноша столь легковесна; но если ваша милость подарит мне свое благоволение, я буду считать это высочайшей наградой и даю обет употребить все мое свободное время и неустанно работать до тех пор, пока не создам в честь вашей милости какое-нибудь более серьезное творение. Но если этот первенец моей фантазии окажется уродом, я буду сокрушаться о том, что у него такой благородный крестный отец, и никогда более не буду возделывать столь неплодовитую почву, для того чтобы снова не собрать столь плохой жатвы. Я предоставляю это мое детище на рассмотрение вашей милости и желаю вашей милости исполнения всех ваших желаний на благо мира, возлагающего на вас свои надежды.

Едва лишь солнце, лик явив багряный,
С зарею плачущей простилось вновь,
Охотиться Адонис стал румяный:
Любил он травлю, презирал любовь.
Его, спеша, Венера настигает,
Как волокита дерзкий, обольщает

И говорит: «О, лучший цвет полей,
Меня прекрасней втрое, несравненный,
Румяней роз, белее голубей,
Укор для нимф, прелестней плоти тленной;
Природа предрекла, создав тебя:
Лишь ты умрешь, погибнет мир, любя.

Не откажи мне спешиться, о диво,
И привяжи к луке узду коня;
За то в награду ты узнаешь живо
Сладчайшие все тайны от меня.
Здесь сядь, где змей шипенье незнакомо:
Тебя, целуя, задушу истомой.

Но не пресыщу губ твоих, – верней
Средь изобилья сытость позабудут;
Ста поцелуев будет мой длинней,
А сто их одного короче будут;
Нам летний день покажется за час,
В такой утехе пролетев для нас».

Тут, влажной завладев его рукою [1] ,
Сил воплощеньем жизненных, она
Целебной для богинь росой земною
Ее зовет, дрожа, возбуждена.
Желанье множит силы опьянелой:
Его с коня она срывает смело.

В одной руке ее была узда,
И привлекала юношу другая;
Краснеет он с досады и стыда,
К такой игре охоты не питая.
Она, как уголь пламенный, красна,
Он красен от стыда, но кровь хладна.

На сук обломанный вмиг намотала
Венера повод (как любовь спешит!);
Привязан конь; она стараться стала
Связать и всадника, что с ног уж сбит,
Как бы сама хотела быть им сбитой;
Он – силы раб, не страсти, век несытой.

Лишь он упал, простерлась и она;
Им были локти, бедра их опорой;
Вот треплет по щеке его, нежна;
Он хмурится, браниться стал, но скоро
Ему смыкает поцелуй уста:
«Браниться будешь, не откроешь рта».Он от стыда горит; она слезами
Жар гасит девственный его ланит;
И после золотыми волосами
И ветром вздохов осушить спешит.
Бесстыдницы дает он ей названье;
Дальнейшему кладет предел лобзанье.«
Как перья птицы, мясо клювом рвет
Терзаемая голодом орлица
И, поглощая все, крылами бьет,
Пока не стихнет голод или птица, –
Так лоб она целует, щеки, бровь,
И, только кончит, начинает вновь.

Он, не сдаваясь, силе уступая,
Лежит, дыша в лицо ей, недвижим;
Она же пар зовет, его впивая,
Небесной влагой, веяньем благим;
Ей жаль, что не цветник ее ланиты,
Столь освежающим дождем омытый.

Как птица в сеть попав и присмирев,
Адонис стих в объятиях Венеры;
Сопротивленье, стыд, в нем вызвав гнев,
Глазам придали красоты без меры;
Так полная река, когда ей вод
Прибавит ливень, берега зальет.

Она все молит, молит, напевая
В прелестное ушко прелестный вздор;
А он все сердится, стыдом пылая,
Иль, побледнев от гнева, хмурит взор.
Еще милей он кажется, краснея,
Ее в восторг приводит он, бледнея.

Ей люб Адонис, как он ни гляди;
Своей рукой она клянется дивной
Не оторваться от его груди,
Пока он слез, что льются непрерывно
Из глаз ее, не примирит с собой,
Долг уплатив тем поцелуем свой.

Тут он лицо свое приподнимает;
Так выглянет подчас нырок из струй
И, встретив взгляд чужой, опять ныряет;
Готов Адонис дать ей поцелуй;
Но, лишь к устам ее близка пожива,
Свои, зажмурясь, он отводит живо.

Читать онлайн “Венера и Адонис” автора Шекспир Уильям – RuLit – Страница 1

Венера и Адонис

Венера и Адонис

Vilia miretur vulgus; mihi flavus Apollo

Pocula Casialia plena ministret aqua.

[Ovid., I. Am., XV, 35]

Его милости ГЕНРИ РАЙОТСЛИ,

я сознаю, что поступаю весьма дерзновенно, посвящая мои слабые строки вашей милости, и что свет осудит меня за избрание столь сильной опоры, когда моя ноша столь легковесна; но, если ваша милость удостоит меня своим благоволением, я сочту это высочайшей наградой и клянусь посвятить все свое свободное время и неустанно работать до тех пор, пока не создам в честь вашей милости какое-нибудь более серьезное творение. Но если этот первенец моей фантазии окажется уродом, я буду сокрушаться о том, что у него такой благородный крестный отец, и никогда более не буду возделывать столь неплодородную почву, опасаясь снова собрать такой плохой урожай. Я предоставляю свое детище на рассмотрение вашей милости и желаю вашей милости исполнения всех ваших желаний на благо мира, возлагающего на вас свои надежды.

Покорный слуга вашей милости

Как только диска солнечного Швырнул в пространство плачущий восход, Уже Адонис на охоте с псами. Увлекшись ловлей, он любовь клянет. Его Венера мрачная догнала И, словно дерзкий жалобщик, пристала.

“О ты, кто для меня всего милей, Цветок полей и воплощенье грезы, Ты лучше нимф, ты краше всех людей, Белее голубка, алее розы! Ты одарен такою красотой, Что мир погибнет, разлучась с тобой.

Сойди с седла, мой милый, поскорее К стволу уздою привяжи коня! Меня порадуй милостью своею И сотни тайн узнаешь от меня. Приди и сядь, здесь не таятся змеи. Я докажу, как целовать умею!

Пусть губ нам пресыщенье не замкнет, Пусть голодом томятся в изобилье. В них бледность или алость расцветет, Чтоб счет мы поцелуям позабыли. И летний день мелькнет, как быстрый час, В забавах упоительных для нас!”

Она хватает потные ладони Веселого и крепкого юнца И эти руки в исступленном стопе Бальзамом именует без конца. Такая вдруг в ней объявилась сила, Что прочь с коня она его стащила.

Уже в одной руке у ней узда, Другою сжато юноши дыханье. Он покраснел, сгорая от стыда, Но в нем молчит свинцовое желанье. Она, как уголь в пламени, цветет, Он красен от стыда, но в страсти – лед!

Уздечку пеструю на куст колючий Она швырнула. Как любовь быстра! Привязан копь, и вот удобный случай: Ей всадника теперь сковать пора. Ей хочется его отдаться власти, Но он не разделяет пылкой страсти.

На локти и колени опершись, Она тотчас же рядом с ним ложится. Он в гневе, но она ему: “Не злись!” И так и не дает ему сердиться. Целуя, говорит она ему: “Браниться станешь – рот тебе зажму!”

Он от стыда горит. Она слезами Спешит залить невинный пламень щек. И в вихре вздохов над его щеками Волос струится золотой поток. Он тщетно к скромности ее сзывает, Но поцелуй моленье заглушает.

И, как орел голодный, кости, жир, Н даже перья клювом все терзает И до тех пор, пока не кончит пир, Крылами бьет и жертву пожирает, Так и она целует в лоб и в рот И, чуть закончит, сызнова начнет.

Но все ж, под гнетом силы непослушный, Лежит в жару он, тяжело дыша, Ей мил его дыханья воздух душный, Небесной влаги ждет ее душа. Ей хочется, чтоб щеки стали садом, Чтоб дождь росы на них излился градом.

Взгляни на птицу, пойманную в сеть! Так юноша в объятьях стиснут ею. И стыд и гнев в нем начинают тлеть, Но делают его еще милее. Так дождь, из туч пролившись над рекой, Вскипает в ней бушующей волной.

И вновь Венера нежно умоляет, Чтоб в слух ему вошел любви напев. Но он угрюм, досада в нем пылает, В нем бьются алый стыд и бледный гнев. Он, алый, мил ей – но ей щеки эти И бледные милей всего на свете.

Любовь – ей вс_, ему же все равно. Она своим бессмертием клянется, Что вместе быть им вечно суждено. Когда ж ее слезам он улыбнется? Они струятся, щеки затопив, Но им отвергнут пламенный порыв.

Услышав это, взор он поднимает. И как, из волн мелькнув на миг, нырок, Замеченный, обратно вглубь ныряет, Так он готов ей дать любви залог. Она у губ его губами бродит, Но он, зажмурясь, губы вновь отводит.

Нет, никогда и путник в летний зной Так не искал воды, томясь в пустыне. Спасенье есть, но путь к нему крутой: Она в воде, но пламя жжет богиню. “О, сжалься, мальчик с сердцем, как кремень! Ужель тебе и целоваться лень?

Меня молил, как ныне я взываю, Сам бог войны суровый о любви. Он был могуч. Над битвами летая, Он побеждал, весь в прахе и крови. Мой раб, он умолял самозабвенно О том, что я отдам тебе мгновенно.

На мой алтарь копье повесил он, И крепкий щит, и шлем непобедимый, И стал учиться, мною покорен, Играть, резвиться и шутить с любимой. В объятьях обретя желанный бой, Расстался он с гремящею войной.

Так властелин склонился предо мною, На цепи розовой он взят в полон. Покорствует ему копье стальное, Но пал перед моим презреньем он. О, не гордись, не хвастай тайной силой, Владея той, кто бога битв пленила.

Читайте также:  Клюква крупноплодная – принципы выращивания

Губами влажными коснись моих, Мои не так милы, но все же алы, Пусть пламя поцелуев вспыхнет в них. Зачем же никнет голова устало? Взгляни в глаза, в них блеск красы твоей, Н губы, как глаза, с губами слей.

Стыдишься целовать? Сомкни ресницы, И вместо дня настанет в мире ночь. Для двух в любви чудесное таится! Мы здесь одни, отбрось же робость прочь. Фиалки ни нарочно, ни случайно Не разгласят по свету нашей тайны.

Над милыми губами нежный пух Еще незрел! Но ждут тебя услады. Не упускай мгновенья, милый друг, Нет, красоты своей губить не надо. Ведь если роз в расцвете не сорвут, Они в саду увянут и сгниют.

Вот если бы старухою была я: Сухая, хриплая, с кривой спиной, Морщинистая, мерзкая, больная, Костлявая, с седою годовой, Там ты бы мог и не искать блаженства, Но ты ведь ненавидишь совершенство!

На лбу белейшем ни морщинки нет, Глаза лукавым огоньком блистают, Здесь красота не знает грозных бед, А тело нежное, как в зное, тает, И влажная рука – попробуй тронь! Расплавится, скользя в твою ладонь.

Лишь попроси, я слух твой очарую, Как фея, я порхаю по траве, Иль, словно нимфа, на песке танцую Неслышно, с вихрем кос на голове. Любовь взлетает в воздух, словно пламя, Она стремится слиться с небесами!

Взгляни на берег – он похож на сад. Лежу – цветы не мнутся подо мною. Два голубя меня по небу мчат, И жизнь моя весь день полна игрою. Мой милый, мне любовь легка, светла, Ужель тебе она так тяжела?

Но любит ли одна рука другую? Ты разве сам пленен своим лицом? Ну что ж, блаженство у себя воруя, Люби себя в безумии пустом! Так к Нарцисс погиб в одно мгновенье, В ручье свое целуя отраженье.

Для блеска создан факел и алмаз, А девы юные – чтоб их любили, Настой из трав – чтоб хворь прогнать от нас. Как жалки только для себя усилья! Рождать – вот долг зерна и красоты, Ты был рожден, теперь рождай и ты!

Но как ты смеешь брать блага земные, Не одарив ничем земли взамен? Нужны природе существа живые, Они переживут твой прах и тлен. Ты, бросив смерти вызов, будешь вечно В потомстве воскресать и жить, конечно”.

Они уже лежали не в тени. Царица, упоенная, вспотела. Заметив, где скрываются они, Сам бог Титан, от зноя разомлелый, Мечтал отдать Адонису коней, А сам к Венере – и улечься с ней.

Адонис ленью тягостной томится, В его глазах унынье, мрак, тоска. И ясный взор в нем постепенно тмится, Так небо застилают облака. Он молвил ей: “Довольно препираться! Лицо пылает, время отправляться!”

Она в ответ: “Так юн и так жесток! Что скажешь ты, скрываясь, в оправданье? Небесных вздохов нежный ветерок Пусть охладит нам зноя колыханье. Из кос густых я тень тебе создам, А если вспыхнут – волю дам слезам!

Не так силен палящий отблеск зноя, Ведь я меж солнцем и тобой лежу, Ничуть не тяготясь такой жарою, Но в пламень глаз твоих с тоской гляжу. Будь смертной я, погибла б рядом с милым Меж солнцем в небе и земным светилом.

Ты крепок как кремень, ты тверд как сталь, Нет, даже крепче: камни дождь смягчает. Ты женщины ли сын? Тебе не жаль Смотреть, как женщину любовь сжигает? О, если б мать твоя такой была, Она б тогда бездетной умерла.

История любви Венеры и Адониса. Скульптура Кановы

Антонио Канова . Венера и Адонис. 1794г.мрамор.Mus;e d’Art et d’Histoire, Ginevra.

Адонис – один из самых популярных персонажей античной живописи (помпейские фрески, вазопись) и пластики (рельефы саркофагов, погребальных урн и др.). Европейское искусство обращается к мифу в средневековой книжной миниатюре (иллюстрации к Овидию).

С начала XVI века миф находит воплощение во множестве произведений живописи; наибольшее распространение приобрели сюжеты: “Венера и Адонис” (Питер Пауль Рубенс, 1630), “Гибель Адониса” (Бакер Якоб Андрианс, 1650), “Венера оплакивает Адониса” (Холштейн Корнелиус, 1655). К мифу обращались Джорджоне, Тициан, Тинторетто, Аннибале Карраччи, Веронезе, Рени, Пуссен и другие художники. В XVIII-XIX столетиях миф находит воплощение главным образом в пластике (“Венера и Адонис” скульптуры Антонио Кановы и Бертеля Торвальдсена; “Умирающий Адонис” Огюста Родена).

МИФ О ЛЮБВИ АДОНИСА И ВЕНЕРЫ.

Адонис славился своей красотой: в него влюбляется богиня любви Венера. Был пастухом и охотником на зайцев.Юный и быстро увлекающийся, Адонис не прислушивался к Венере, которая каждое утро молила его об осторожности, просила его ( а ведь богиня горда, и просьбы с трудом давались ей ) оставить охотничий промысел и навсегда остаться подле нее. Адонис смеялся, ласково обнимал любимую, дожидаясь, пока она успокоится в его объятиях и мчался к товарищам-охотникам, нетерпеливо ждавших его на лесной опушке.

Предчувствия Венеру не подвели и однажды случилось страшное. Адонис оторвался от группы охотников и долго преследовал огромного вепря, животного не виданного до селе размера и силы. Могучий вепрь, разъяренный и рассвирепевший от утомительной погони, в один миг развернул свой бег, сбросил Адониса с коня, вонзил огромные клыки в бок юноши и нанес смертельный удар. Уже после, еще больше впав в неистовство от вкуса и запаха крови, вепрь растоптал бесчувственное, некогда прекрасное тело охотника.

Венера почувствовала, когда прекратилось биться сердце Адониса и в отчаянии устремилась к месту страшной гибели возлюбленного. Чтобы быстрее добраться к месту, Венера бежала не разбирая дороги, половину пути ей пришлось пробиваться сквозь плотные заросли шиповника, так и норовившего оцарапать незащищенную кожу богини. Капли божественной крови оставались на белых цветках шиповника, навсегда перекрашивая их в розовый цвет.

Венера прикоснулась к распростертому телу Адониса и поняла, что даже ее сила уже не поможет – она опоздала, юноша мертв. Она обняла тело Адониса и заплакала как простая смертная женщина, но настолько невыносимым даже для самой природы было горе Венеры, что стали плакать нимфы ближайшего ручья и леса, в котором последний раз охотился Адонис, потом оплакать юношу пришли боги и богини… вся Земля оделась в траурные одежды и тосковала по Адонису.

Только лишь Меркурий не оплакивал Адониса и не жалел о его безвременной кончине, самым последним он явился к Венере, чтобы выразить свои соболезнования и выполнить свой долг – сопроводить душу умершего человека к вратам царства мертвых, где их встретила жена Плутона, богиня подземного мира Прозерпина. Заботливая Прозерпина отвела душу Адониса в место, где пребывали в вечном блаженстве, радости и благодати души праведников, людей, которые не совершили за земную жизнь страшных поступков.

Венера оставалась рыдать на месте гибели Адониса и не желала покидать лес, ставший любимому последним приютом вместо ее жарких объятий. Слезы Венеры, достигавшие земли, тут же превращались в анемоны, нежный и прекрасные, как сама Венера. Кровь Адониса, оставшаяся на одежде Венеры, падала на землю и каждая капля расцветала кроваво-красной розой. Венера, казалось, теряла красоту от горя… и продолжала плакать, а цветы все окружали и окружали ее, превращая место гибели Адониса в нежнейший букет.

Время не помогало Венере, она не могла забыть Адониса и горе вынудило богиню броситься к ногам Юпитера с просьбой вернуть охотника к жизни или дать ей возможность стать смертной и разделить судьбу любимого. Как бы не обижался Юпитер на Венеру за пренебрежение его чувствами, Царь Богов не мог допустить, чтобы мир покинула самая красивая и земля навсегда лишилась весны. Громоподобным голосом он призвал Адониса из мира мертвых. Плутон, повелитель царства мертвых, сначала не подчинился Юпитеру и сказал, что ни один еще смертный не покидал его чертогов, какими бы праведными не были его поступки. Юпитер продолжал настаивать и Плутон согласился отпустить Адониса при условии, что юноша полгода будет радовать Венеру присутствием на земле, а остальное время будет проводить в мире мертвых.

Ранней весной, когда только начинают появляться первые листья, вернулся Адонис к Венере. Он бежал к любимой быстрее ветра и от каждого его прикосновения к земле происходило чудо – таял снег и расцветали необыкновенные цветы, птицы начинали петь громче обычного, природа радовалась и ликовала. Венера похорошела еще больше, прекратился дождь из слез и счастье вернулось к влюбленным.

С тех самых пор возрождением Адониса из мира мертвых считают раннюю весну. Символ всепобеждающей любви, способной возвратить к жизни, символ растительности, вырвавшейся из холодного плена снегов и покрывающей землю плодородным ярким покрывалом. Полгода проходило… и возвращался свирепый вепрь в облике зимы, нещадно убивал Адониса, и Плутон принимал его обратно в свои подданные. природа плакала, увядала, засыпала от горя в ожидании весны.

В изобразительном искусстве сюжет мифа об Адонисе и Венере является одним из самых востребованных, только за эпоху Возрождения создано более двух сотен картин, изображающих разные моменты мифа о великой любви и отступающей перед ее силой

Адонис очень нежный и милый

September 11th, 2009

09:04 am – Адонис

Очередной красивый миф.
Адо́нис (греч. Ἄδωνις)-(“господин”) – сын царя Кипра Кинира и Мирры, юный прекрасный бог, правящий порядком вещей на земле.
Адонис славился своей красотой: в него влюбляется богиня любви Афродита. Также его называют возлюбленным Дионис. Был пастухом и охотником на зайцев. Похвала муз охоте вдохновила его стать охотником.

Афродита находит погибшего Адониса. Автор – John William Waterhouse, 1900

Жил на Кипре справедливый и мудрый царь Кинир. Он родился в Библосе и перенес на Кипр достижения финикийской культуры. Кинир обучил жителей острова Кипр родной музыке, танцам и многим полезным ремеслам.

Кинир (Кинирас) – кипрский царь, сын Аполлона, отец Мирры (Смирны), отец и дед Адониса.

Однажды жена Кинира похвасталась, что ее дочь Мирра прекрасней самой Афродиты. Богиня не стерпела такого оскорбления и внушила Мирре страсть к родному отцу. Однажды ночью, когда ее кормилица так напоила Кинира, что тот уже ничего не соображал, Мирра забралась к нему в постель. Кинир, узнав о том, что его дочь обманом зачала ребенка, которого скоро должна была родить, от него же самого, так разъярился, что выхватил меч, и испуганная Мирра бросилась прочь из дворца. Когда отец настиг ее у обрыва, Афродита спешно превратила ее в мирровое дерево, и родительский меч расколол его ствол пополам. Из трещины выпал крошечный Адонис.
Афродита, уже сокрушаясь о содеянном, заключила Адониса в ларец и передала его Персефоне – царице мертвых, попросив припрятать в укромном месте.
Сгоравшая от любопытства Персефона открыла ларец и обнаружила в нем Адониса. Он был так мил, что она взяла его на руки и отнесла в свой дворец, где и воспитала его.

Рождение Адониса: его мать Кинира держит младенца на руках. Автор – Marcantonio Franceschini, 1700 г.

`Рождение Адониса` (гравюра, автор – Nicolas-Andre Monsiau

Однажды Афродита спустилась в Аид и спросила Персефону, что сталось с тем ларцом, что когда-то был ей дан на хранение. Персефона подозвала к себе юношу неземной красоты. Юный Адонис был так прекрасен, что Афродита тут же загорелась страстью и потребовала вернуть его. Но Адонис уже был тайным любовником Персефоны, и та наотрез отказалась.

Статуя Адониса (автор – B. T. Thorvaldsen
Тогда Афродите пришлось обратиться к Зевсу. Но тот не захотел решать споры неподеливших красавца богинь и передал его на рассмотрение суду под председательством музы Каллиопы. Та признала за Афродитой и Персефоной равные права и решила, что он будет проводить время с каждой по очереди. Но чтобы Адонис имел отдых от посягательств любвеобильных богинь, Каллиопа разделила год на три равных части, одну из которых Адонис должен был проводить с Персефоной, вторую – с Афродитой, а третью – по своему усмотрению. Но Афродита, пользуясь своей властью над любовью и поясом, сотканным из вожделения, пользовалась также и свободным временем юного бога, который по собственному желанию оставался с Афродитой.

Паоло Веронезе. Венера и Адонис. 1580


Й. Хайнц. Венера и Адонис. 1595

Афродита родила от Адониса сына Голга, основателя Голгов на Кипре и дочь Берою, основательницу фракийской Берои.
Все время проводила Афродита с возлюбленным. С ним охотилась Афродита в горах и лесах Кипра, подобно деве Артемиде.
Но иногда приходилось ей покидать возлюбленного, чтобы побывать на Олимпе. И Адонис охотился в одиночку.
Персефона же, узнав о том, что Афродита нечестно проводит с Адонисом вдвое больше времени, решила отомстить. Она отправилась к любовнику Афродиты Аресу и заявила ему, что Пеннорожденная предпочитает ему, великому Аресу-Эниалию, какого-то смертного, женоподобного, смазливого Адониса. Воспылав ревностью, но не желая ссоры с Афродитой, Арес превратился в дикого вепря и направился к местам охоты соперника. Когда собаки Адониса напали на след громадного кабана, юноша радовался такой богатой добыче. Он не предчувствовал, что это его последняя охота. Вепрь набросился на него и смертельно ранил.

Афродита, пытающаяся удержать Адониса. Автор – Jacopo Amigoni

Венера и Адонис`. Автор – Ferdinand Bol, 1658


Ан. Карраччи. Венера, Адонис и Купидон. 1595

Спящая Афродита и Адонис, возвращающийся с охоты. Автор – Jacopo Amigoni

Венера и Адонис`,фрагмент

и кртина целиком. Автор – Peter Paul Rubens.


Рубенс.Венера и Адонис.
.

Венера и Адонис`. Афродита пытается удержать его от похода на вепря. (автор – Tizian)

Афродита нашла его уже умирающим, яркая кровь из его раны обрызгала траву вокруг того места, где он лежал. Она оплакала его и превратила алые брызги крови в нежнейший цветок анемон или цветок ветра, так как ветер раскрывает лепестки цветка, и вскоре они с ветром улетают.

Тенью Адонис сошел в Аид в безраздельное владение царицы Персефоны. Несчастная Афродита упросила Зевса позволить Адонису возвращаться к ней ежегодно на некоторое время. С тех пор цветение анемонов означает его возвращение к жизни и возобновление плодородия земли.

Хосе де Рибера. Адонис и Афродита. 1637



Смерть Адониса`. Автор – Nicolas Poussin

Адонис

Адонис является именем древнегреческого бога весны. В детстве Адонис – тихий, послушный мальчик, предпочитающий шумным играм и проделкам чтение, рисование и настольные игры. Адонис прекрасно ладит со всеми членами семьи, особенно – с мамой. Она для него – самый лучший друг, которому он может безраздельно доверять. Маленький Адонис никогда не капризничает, не кричит, как иногда делают его сверстники, всегда слушается с первого раза. В школе учителя хвалят Адониса за примерное поведение и отличные оценки. Он умен, прилежен, дисциплинирован. Гуманитарные предметы интересны ему чуть больше чем точные, а еще он любит читать. Любовь к чтению отличает Адониса от многих его одноклассников. Иногда он сам пробует сочинять стихи или рассказы, но боится их показывать друзьям и родным, так как не хочет слышать замечаний и критики. Адонис раним и сентиментален, его очень легко задеть. В детстве он может сильно расстроиться из-за чьей-нибудь обидной шутки, дразнилок, несправедливых оценок. Повзрослев, Адонис старается скрыть свою ранимость. Он хочет казаться более твердым и независимым, чем есть на самом деле, производя на окружающих впечатление сильного, уверенного в себе человека, способного добиться многого.

Адонис наделен даром понимать других людей. Это довольно редкое качество, которое он умело использует. Адонис может находить общий язык с людьми самых разных взглядов на жизнь. Он способен не только выслушать, но и поддержать человека, заставить его поверить, что все будет хорошо. Адонису очень нравится помогать другим людям. Нередко это становится его профессией. Он может стать замечательным психологом, психотерапевтом, врачом или преподавателем.

Адонис любит своих друзей, особенно старых, которых знает еще со школьной скамьи. Он никогда не забывает о них, даже если у него куча дел. Адонис готов прийти на помощь другу, если тот оказался в беде, несмотря на собственные проблемы. Сам же он не любит нагружать близких, рассказывая о своих трудностях и неурядицах, предпочитая справляться с ними в одиночку. Часто это играет с ним злую шутку, приводя к стрессу и депрессии.

Адонису следует научиться доверять людям, делиться с ними своими проблемами. Тогда ему станет гораздо легче в моральном плане, и он не будет чувствовать себя одиноким и непонятым. Для этого ему нужно стать чуть более открытым и не бояться показаться слабым. Адонис влюбляется очень редко, но очень сильно и надолго, он не любит краткосрочные отношения без обязательств.

Уменьшительно-ласкательные формы имени Адонис

Адик, Адонисик, Адонисушка, Адончик, Доня, Нися.

Адонис-Овен

Честный, порядочный, искренний. С легкостью заводит новые знакомства, во всех людях видя лишь положительные черты. Всегда готов прийти на помощь другу, забыв о собственных проблемах.

Адонис-Телец

Независимый, твердый, амбициозный. Умеет отстоять свою точку зрения, добиться того, чтобы ее уважали. Часто бывает слишком сконцентрирован на карьере, забывая об отдыхе.

Адонис-Близнецы

Милый и обаятельный, но немного несерьезный. С радостью помогает друзьям и родным, но иногда забывает о своих обещаниях, хотя и не со зла.

Адонис-Рак

Ответственный, серьезный, рассудительный. Часто страдает от неуверенности в себе, поэтому постоянно нуждается в поддержке и похвале. Сильно зависит от чужого мнения, стараясь понравиться всем вокруг.

Адонис-Лев

Предпочитает брать, нежели отдавать. Обладает обаянием, что делает его привлекательным для женщин. Бывает слишком импульсивен и даже агрессивен, не всегда может контролировать себя, находясь в гневе.

Адонис-Дева

Разносторонняя натура. Ему интересно искусство, наука, техника. Иногда у него не хватает терпения довести начатое дело до конца, особенно, если он берется сразу за несколько дел одновременно.

Адонис-Весы

Искренний и дружелюбный человек. Не любит больших шумных компаний и вечеринок, предпочитая им общество старых друзей. Умеет находить общий язык с разными с людьми, проявляя свою дипломатичность.

Адонис-Скорпион

Сложный человек, понять которого непросто. Считает, что имеет полное право выражать свои мысли так, как ему угодно. Не всегда обращает внимание на чужое мнение, ведя себя вызывающе и высокомерно.

Адонис-Стрелец

Скрывает свою уязвимость за маской более твердого человека. Нуждается в постоянной поддержке со стороны родных и близких. Мечтает о верном и преданном друге.

Адонис-Козерог

Трудолюбивый, целеустремленный, всегда знает, чего хочет. Самым главным в жизни считает карьеру, но в душе он – романтик. Влюбляется редко, к тому же не всегда находит в себе смелость признаться в своих чувствах.

Адонис-Водолей

Обожает путешествовать, особенно по необычным местам. Любит знакомиться с новыми людьми. Увлекается спортом, особенно его командными видами: футболом, волейболом, баскетболом.

Адонис-Рыбы

Мечтательный и сентиментальный, с недоверием относится к людям. Боится доверять кому бы то ни было, так как опасается предательства. Друзей у него очень мало.

АДОНИС

Адонис.
Джузеппе Торретто (1664-1743).
Мрамор. 1716-1717.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Миф об Адонисе и Афродите заимствован греками у финикиян. Имя Адонис не греческое, а финикийское и значит “господин”. Финикияне же заимствовали этот миф у вавилонян, у которых был известен миф о богине любви Иштарь и прекрасном Таммузе, умирающем и каждую весну воскресающем боге.
Мною же содержание этой истории позаимствовано из поэмы Овидия “Метаморфозы”. Надеюсь, последний не станет обвинять меня грешного в плагиате сюжета. Высокая, стройная, с нежными чертами лица, с мягкой волной золотых волос, как венец лежащих на ее прекрасной голове, Богиня любви Афродита была олицетворением божественной красоты и неувядаемой юности. Когда она шла в блеске своей красоты, в благоухающих одеждах, тогда ярче светило солнце, пышнее цвели цветы. Дикие лесные звери выбегали к ней из чащи леса; к ней стаями слетались птицы, когда она шла по лесу. Львы, пантеры, барсы и медведи кротко ласкались у её ног. Ее спутницы Оры и Хариты, богини красоты к грации, прислуживали ей. Они одевали богиню в роскошные одежды, причесывали ее златые волосы, венчали ее голову сверкающей диадемой. Афродита покровительствовала любви и всем влюблённым, поэтому её любимым занятием было заставлять богов влюбляться в простых смертных. Ей очень нравилось создавать разные любовные интриги, пленять богов страстями Эрота. Но и сама всемогущая Богиня знала и сама муки любви и потери любимого. Она до бесчувствия любила сына царя Кипра Кинира. Звали этого счастливчика Адонисом. Никто из смертных не мог сравниться с ним по красоте, так как он был прекрасней даже самих богов-олимпийцев. Влюбившись в Адониса Афродита забыла о своих золотых украшениях, о своей красоте, забыла и Патмос, и цветущую Киферу. Адонис был ей милее даже светлого Олимпа. . покидает она побережье Киферы.
Ей не любезен и Паф, опоясанный морем открытым,
Рыбой обильнейший Книд, Амафунт, чреватый металлом.
На небо тоже нейдет; предпочтен даже небу Адонис.
(Овидий “Метаморфозы”) То же такой был этот обольститель богини любви? Прямых потомков у Кинира и его жены Мефармы, дочери Пигмалиона и Галатеи, согласно преданиям, было десять: дочери – Мирра, Эвна, Бресия, Лаогора, Орседика, Лаодика, и сыновья – Оксипор, Мигдалион и Адонис. Вторая дочь – Эвна – стала супругой царя Саламина Тевкра, и Кинир, таким образом, прочно утвердил свою верховную власть над колонией пришельцев. Но другие младшие дочери Кинира оскорбили Афродиту тем, что сожительствовали с чужими мужьями, и Афродита изгнала их с острова навсегда. Когда же выдавали замуж старшую дочь Мирру, Кинир созвал многих женихов, стремящихся получить ее руку. Кинир не знал, что дочь его пылает к нему безумной страстью, и уже готова покончить жизнь самоубийством, не имея возможности получить желаемое. Этой же ночью Мирра решила повеситься, но ее плач и вздохи донеслись кормилице, охранявшей всегда дверь ее спальни. Старушка, которая спала очень чутко, услышала какой-то шум, успела открыть двери, и вовремя вытащить красавицу из петли. Плачущая Мирра доверила своей спасительнице свою жуткую тайну и взяла с неё клятву помочь ей. Когда Мирра рассказала, в чем ее страдания,
Кормилица похолодела,
Чувствует – ужас проник до костей в ее члены. Поднявшись,
Волосы встали торчком на ее голове поседелой.
Много добавила слов, чтобы та – если сможет – извергла
Злую любовь.
(Овидий “Метаморфозы”)

Но данную клятву надо было выполнять. Когда настал ежегодный праздник Персефоны, во время которого в течение девяти ночей “почитают запретной Венеру”, Кинир остался на ложе один, и расторопная кормилица, застав его в опьянении, вкрадчиво поведала, что некая юная дева чрезвычайной красоты влюблена в него до безумия и немедленно желает удовлетворить свою страсть. Имя красавицы, разумеется, она назвала другое. Кинир с радостью согласился уделить таинственной деве все свое царственное внимание. Наступила темная ночь, и Мирра, сопровождаемая кормилицей, пошла в спальню к отцу. Полной выходит она от отца; безбожное семя –
В горькой утробе ее, преступленье зародышем носит.
Грех грядущая ночь умножает, его не покончив.
(Овидий “Метаморфозы”)
Так продолжалось девять ночей! Неуёмными в любовных играх были папочка и его распутная дочурка.
. наконец пожелал, после стольких соитий, Милую он распознать, и при свете внесенном увидел Сразу и грех свой и дочь, разразился он возгласом муки (Овидий “Метаморфозы”) Узнав, кто был его возлюбленной, Кинир выхватил из ножен меч, и в страшном гневе хотел убить дочь, но та, скрылась, и “темнота беспросветная ночи убийство предотвратила” . Мирра осталась жива, а вот ее отец – основатель и правитель Палеопафоса, великий и легендарный Кинир, в эту ночь, по преданию, покончил с собой.
Убежав из дворца, Мирра скиталась девять лун, покинула Кипр и пришла в землю Сабейскую. Землей Сабейской в те незапамятные для греков времена назывался Аравийский полуостров, бывший в ту эпоху зоной влияния Финикии. Там она “страхом пред смертью полна, тоской удрученная жизни” стала просить богов не о смерти, а о своем превращении, зная, что ни в царстве живых, ни в царстве мертвых ей не будет покоя. Боги вняли ее мольбе и превратили Мирру в одноимённое дерево. Согласно легенде, благовонная смола, источаемая корой миррового дерева – это слезы дочери Кинира. Младенец же, зачатый Миррой от ее отца, появился на свет, когда расщепилась кора дерева, и “только родиться успел, красивейшим слыл из младенцев. Назван он был богами именем Адонис, что означает “господь”, “владыка”, “повелитель”.
Теперь мы знаем, кого полюбила прекрасная Афродита. Все своё время проводила она с юным Адонисом. С ним охотилась она в горах и лесах Кипра, подобно деве Артемиде. Под палящими лучами и в непогоду выслеживали они зайцев, пугливых оленей и серн, избегая лишь охоту на грозных львов и кабанов. Сначала Адонис не соглашался и рвался к опасностям, но Афродита умоляла Адониса просила избегать опасностей охоты на львов, медведей и кабанов, чтобы не случилось с ним несчастья. Очень редко покидала богиня царского сына, а покидая его, каждый раз молила помнить ее просьбы. Однажды в отсутствие Афродиты собаки Адониса во время охоты напали на след громадного кабана. Они подняли зверя и с яростным лаем погнали его. Адонис забыл о предупреждениях мудрой богини и обрадовался такой богатой добыче. Он даже не предчувствовал, что это была его последняя охота. Все ближе раздавался лай собак, и вот уже мелькнул громадный кабан среди кустов. Адонис метнул в разъяренного кабана своё копье, но не убил его, только ранил. Кинулся на него громадный вепрь и своими острыми изогнутыми клыками смертельно ранил любимца Афродиты. . целиком ему бивни вонзил
В пах и на желтый песок простер обреченного смерти!
(Овидий “Метаморфозы”) Почти мгновенно умер Адонис от страшной раны, нанесённой ему зверем.
Когда Афродита узнала о смерти Адониса, то, полная невыразимого горя, сама пошла в горы Кипра искать тело любимого юноши. По крутым горным стремнинам, среди мрачных ущелий, по краям глубоких пропастей шла неутомимая и безутешная в своём горе Афродита. Острые камни и шипы терновника изранили нежные ноги богини. Капли ее крови падали на землю, оставляя след всюду, где она проходила. После долгих поисков и страданий нашла Афродита тело Адониса. Увидев тело Адониса, обезображенного кабаном, Афродита кинулась к нему и долго горько рыдала над безвременно погибшим прекрасным юношей. Чтобы навсегда сохранилась память о нем, богиня приказала вырасти на месте, где он погиб, из его крови нежному цветку анемону. А там, где падали из её израненных ног капли крови, всюду выросли пышные, алые, как кровь Афродиты розы. “Анемос” означает по-гречески ветер, и соответствует русскому названию цветка – “ветреница”. Он цветет очень недолго, и нежные лепестки его облетают под порывами ветра, как оборвалась и недолгая жизнь принца. По одной из легенд Афродита, в память о возлюбленном, посадила на Кипре и первое дерево граната, цветы которого подобны цветам анемона – столь же недолго живут, а спелые плоды граната, растрескиваясь, напоминают открытую рану. Гранатовое дерево было в древности символом смерти, и в то же время символом воскрешения и обновления. Видя страдания Афродиты, сжалился над ней Зевс-громовержец и велел он брату своему Аиду и жене его Персефоне отпускать каждый год Адониса на землю из печального царства теней умерших. С тех пор полгода остается Адонис в царстве Аида, а полгода живет на земле с богиней Афродитой. Вся природа ликует, когда возвращается на землю к ярким лучам солнца юный, прекрасный любимец златой Афродиты Адонис. Завершая историю любви Афродиты и Адониса хочу сообщить, что у них было двое детей. Сын Голг, поселившийся на Кипре, и основавший там город Голги, сегодня примерно на этом месте находится небольшая деревушка Асиену. А в те времена этот город был очень знаменит своим храмом Афродиты, о чем упоминает Аполлодор в “Мифологической библиотеке”. Вторым ребенком Афродиты и Адониса была дочь Бероя – основательница сирийской Берои, современный Халеб или Алеппо. После смерти Адониса главными местами поклонения ему стали Кипр и храмы Ваала и Астарты в Сирии и Финикии. Время начала мистерий, посвященных теперь уже богу Адонису – богу умершему и воскресшему – это время, когда воды сирийской реки Оронт окрашиваются в багровый цвет крови убиенного Адониса, и распускаются нежные цветы анемоны. И неважно, что в этот период вода от таяния снегов в горах смывает с почвы красную глину. Кровавые воды реки каждый год напоминают о наступлении времени мистерий.
Мне очень жаль, что мои современники называют именем Адониса, то, что не имеет к этому богу никакого отношения: Адонис – медицинский гомеопатический центр , Адонис – производство женской, мужской и детской одежды , НПП АДОНИС – насосы и насосное оборудование, и многое другое столь же мало поэтичное.

Добавить комментарий